Подписка

Вот уже месяц прошёл, как явился к людям номер «Угличской газеты» с большой статьёй Сергея Антипаева «Гордость за малую родину», а у меня всё ещё свежее чувство радости от этого повествования. Мне ведь не верилось, что кто-то из заозерцев, гораздо лучше меня знающих это замечательное село, хорошо и полно расскажет об одном из самых ярких и творческих периодах его истории, о времени 50-60-х годов XX века. Слава Богу, так случилось.

…Мне довелось немало странствовать по русской провинции, а особенно по ярославским краям, по их деревням и сёлам. И у меня сложилось, укрепилось в душе моей ясное понимание, что хоть драгоценны каждая деревня и каждое село, но среди них всё-таки есть и совершенно особенные, словно Богом отмеченные и потому наделённые особой красотой и значимостью своей жизни. Заозерье я всегда относил именно к таким.

15.35.2017
В этаких селеньях самородная, смелая и мощно развивающаяся народная жизнь расцвела яркими «цветами» крестьянских трудов. Такие сёла (а это чаще всего именно сёла) в своё время казались как бы «узловыми станциями» встреч двух культур – исконно деревенской, пронесённой крестьянами сквозь сотни и тысячи лет, и городской, пришедшей сюда с новыми столичными веяниями. И эти встречи двух творческих созиданий были достойны глубокого и пристального внимания русской науки. Но его не последовало, а загремевшая эпоха войн и революции и вовсе исключили такую возможность.
И об этом приходится сожалеть, потому что такие богатые торговые сёла (как Заозерье) оказались подлинными живыми лабораториями для изучения крупных социальных процессов, происходивших в русской деревне. Здесь встретились два потока влияния… Здесь новое (капитализирующееся) и старое (традиционное) жили рядом, оказывая друг на друга большое воздействие. Здесь мирным путём, без гонений и репрессий, складывались обновляющие сельскую жизнь направления пути в разумное будущее. К сожалению, русская социология и русская культурология к этим процессам подходили слишком упрощённо и невдумчиво. Гораздо внимательнее их оказалась экономическая «шкала Чаянова», но ей не выпало счастья уцелеть в русском мире, слепо рвавшемся к необычным мечтам старого достижения «всеобщего счастья». И жизнь таких интересных центров, как Заозерье, осталась научно не исследованной. Не дождались эти «сельские города», эти подлинные протогорода (неслучившиеся города) ни своих открывателей, ни своих внимательных исследователей.
Но обратимся именно к Заозерью. Я привык называть его дореволюционное время богатырским периодом истории славного села. И полагаю, что это именование правильно, ведь тогда здесь вершились дела громадной гражданской силы. Тогда мощные явления здешней жизни словно «прорастали» из родной земли богатыми зданиями, школами, часовнями, общественными и гражданскими делами, которыми сегодня можно разве что подивиться…
Время Заозерья 50-60-х годов я с растроганным удивлением называл героическим периодом. Может быть, и не стоит много объяснять, почему такое именование мне видится совершенно верным. Тогда реальность сельской жизни, искалеченная и иссушённая безумными реформами, уже не могла быть почвой для общих великих дел… Но она (по инерции) ещё «прорастала» свершениями отдельных творцов, которых я называю одинокими героями. Не в их силах было повернуть жизнь страны и родного села на разумный путь, но в их силах оказалось своим творчеством заявить о своём горячем желании улучшать и обустраивать свой сельский мир и украшать его бытие.
Вот в этом прекрасном ряду таких подлинных героев, подлинных творцов для меня и видятся Иван Григорьевич Налимов, Николай Николаевич Бородулин и, конечно, создатели музея П.Г. Разуваев, И.А. Колоколов, С.В. Зелькенсона… Они своими трогательными и редкостно красивыми трудами отвечали суровой русской истории, что не согласны с исключением и уничтожением крестьянской сельской жизни, что они своими отважными стараниями противостоят этому! Что своими прекрасными хлопотами они стараются спасать и продвигать родные места к возможно более достойному бытию. И их труды были ничем иным, как искренне взволнованным «манифестом» старателей для малой родины, они были трогательно звучащим голосом «неслучившегося города», всё ещё ведущего рассказ о себе самом, обращённый ко всему российскому миру.
Все труды названных мной людей (и иных, мне неизвестных) способны глубоко впечатлять многими качествами внешней красоты и внутренней содержательности, так Заозерский музей, один из самых ранних сельских музеев России послевоенной поры, был совершенно замечателен как исторический и жизненно полное отображение давнего и недавнего мира Заозерья, мира житейски полноценного, многогранного, светящегося множеством интересных проявлений. Это был музей очень убедительный и очень повышающий самосознание заозерцев. Он умел дарить землякам силу гражданского достоинства.
А милые моей юношеской памяти И.Г. Налимов и Н.Н. Бородулин – это явления и вовсе дивные… Порой кажется, что сам Господь Бог в утешение «неслучившемуся городу» в одно и то же время даровал ему и группу создателей музея, и двух редкостных создателей рукотворной красоты. И все они оказались творческим богатством села, его яркой интеллектуальной силой, его живыми достопримечательностями. И конечно, его достойными гражданами.
Иван Григорьевич и Николай Николаевич нас, мышкинцев, издали немало интересовали. Они ведь были одними из совсем немногих носителей народной изобразительной культуры. Даже к тем далёким годам, даже в деревенской местности эта исконная русская культура уже утратила почти все свои основы, традиции и приёмы. Почти нигде уже не создавались крупные произведения, участвующие в формировании облика улицы или целого селения.
Народные мастера, пытавшиеся создать масштабные ансамбли (или хотя бы отдельно значительные здания), уже не были востребованы самой жизнью. Эта жизнь уже всем своим ходом, всей своей скудностью и столь же скудными вкусами лишала мастеров не только запросов на их работу, но даже и смелости творить что-то значительное. И народное творчество, решительно утратив свои прежние позиции, иссушилось и иссякло, отступило в квартиры, на стенки их зальцев и на полки сервантов. Оно, словно в последний свой (вынужденный) приют, закатилось в выпиленные лобзиками полочки, шкатулочки, подставочки. И ничего у него более не осталось…
А в Заозерье оно силой творчества двух отважных работников выплескивалось на улицы. Весь бородулинский дом, уже не говоря о сказочной колхозной конторе, громко заявлял о наивной творческой бесстрашности деревенского мастера и о его большой одарённости. Искусные руки мастера были действительно золотыми, а его художественное воображение – богатым и решительным.
Собственно, весь ансамбль дома Бородулиных был интересным памятником народного творчества, достойной достопримечательностью села. От общего облика до любой детали декора и даже до ограждения усадьбы всё это было оригинально красивым и по-своему эффектным. А чего стоили ворота домовладения! Мы не знали, кто создал их великолепно откровенную деревенскую роспись, – местный художник Комаров или сам хозяин дома, но нам было понятно, что это очень редкий случай сельского оформительского мастерства, в котором живо отразились дивные, повсеместно уже позабытые приёмы народной росписи.. В своих музейных экспедициях на Русский Север мы ещё встречали и целые расписные комплексы, и отдельные сказочные сюжеты с людьми, зверями, птицами… А тут вот своё, ярославское, нынешнее! Конечно, некоторые искусствоведы приметили эти ворота с их милой росписью. С росписью, казалось бы, неумело примитивной, но на самом деле по-деревенски глубоко исконной и значительной. Замечены были и бородулинские наличники с их сдержанно мастеровитой жестяной работой… И щёгольски искусные водосбросы, чьи очертания воспаряли к сказочным русским образам. Но таких отзывов по тому времени казалось до обидного мало. Тут многие другие решительно обогнали заозерских творцов.
Вот, например, совершенно наивный самодельщик Жильцов из Борисоглебского Вертлова, делавший очень простые и условные фигурки – ветрячки, отпугивающие птиц с огорода, обрёл значительное культурологическое признание, а храбрые заозерские искусники прозвучали в русском искусствоведении единолично. По большому счёту их серьёзно оценили лишь музейщики. Расписные ворота дома Арсения Бородулина приобрёл и экспонирует наш, мышкинский, народный музей, а невероятные ульи Ивана Григорьевича Налимова экспонируются в Ярославском музее-заповеднике. И налимовские ульи-теремки там признаны как подлинный шедевр крестьянского декоративного искусства, одно из дорогих обретений от дела деревенского народного творчества. Этими своими произведениями их создатели серьёзно заявили сразу многим о своём восхищении старым русских зодчеством, о верности художественным принципам предков, о сохранённом восприятии красоты жизни. Но возвратимся к статье Сергея Антипаева. Все перечисленные люди его малой родины дарили своему Заозерью прекрасную гражданскую и созидательную яркость и красоту замыслов и свершений. И их стараниями, горячо протестуя против своей печально обозначившейся советской судьбы, село доблестно заявляло о себе как о подлинном и безусловном культурном центре. Для сероватой общесоветской реальности тех лет заозерская творческая действительность была явлением редкостным и едва не уникальным.
Полагаем, что это нужно достойно осмыслить и сохранить в благодарной памяти потомков. А память своим лучшим приютом всегда имеет музей. Это её дом и это её мемориал. И воссоздание музея стало бы делом не только разумным, но и граждански благодарным. В этом музее героический период истории села может по праву обрести звучание никак не меньшее, чем его имперская эпоха. Для потомков там должны быть сохранены образы (или лики) создателей красоты, творимой в неблагих условиях одной из самых суровых эпох судьбы России.

Владимир ГРЕЧУХИН, член-корреспондент Петровской академии науки и искусств, г. Мышкин

Добавить комментарий

Содержание сообщений не должно противоречить законодательству Российской Федерации, этике сетевого общения в сети интернет.
1. Объем публикуемого сообщения (основной текст сообщения): не свыше 1000 символов, включая пробелы.
2. Не публикуются объявления, не относящиеся к тематике сайта.
3. Не допускается публикация объявлений, содержащих слова или выражения ненормативной лексики (нецензурных) на любом языке. Не допускается также употребление слов или выражений, содержащих спецсимволы ($,#,%,& и другие) в непрямом значении символа.
4. Не допускается размещать: - объявления, содержание которых нарушает общепринятые морально-этические нормы; рекламные объявления; - объявления от имени компаний, агентств и иных посредников; - размещать объявления о незаконной деятельности или лицензируемых видах деятельности (покупка-продажа оружия, взрывчатых веществ, наркотиков и пр.).

Администрация сайта вправе снять с размещения любое сообщение без указания причин. Администрация сервера не несет ответственности за содержание информации, содержащейся в сообщениях, не рассматривает претензии, связанные с опубликованными сообщениями.


Защитный код
Обновить

Календарь статей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Объявления

Реклама

Создание WEB сайта +7 (920) 657-44-16

Мы в соцсетях


 
 
 

Создание сайта | Михаил Заболтин